Поиск
Главная / Статьи / Моя Гер-мания

Моя Гер-мания

Дата публикации: 11 мая 2005

Часть 6. Франкфурт-на-Майне 

И снова поезд. На этот раз двухэтажный. Он больше походил на электричку, только гораздо комфортабельнее. На окнах жалюзи, на первом этаже туалет, все остановки отображаются на специальном табло. От Касселя до Франкфурта путь был не очень долгим, часа полтора-два, не больше. Но мы сильно устали от дороги, и хотелось поскорее приехать и отдохнуть.  

Я сел у окна в надежде разглядеть как можно больше интересного. Надел приватизированные у Лены наушники и включил «Scooter el Espanol». Одна песня очень хорошо подходила под данный момент — Ich Bin Wieder Hier в дуэте с Blumchen. Классная вещь на немецком языке, а главное в тему. Я сидел и тихо напевал слова из песни, любуясь открывающимися моему взору пейзажами и бескрайними просторами.  

— Классный та пацан, Ян… — то и дело повторяла Маринка, сидящая напротив меня. Она уже давно за мной наблюдала и вслушивалась в мотивы, доносящиеся из моего плеера. — Дашь потом послушать песню?  

— Конечно! — согласился я. — Только скажешь мне, о чём там поётся? Ладно? Марина знала немецкий язык наравне с английским. Впрочем, этим качеством могла похвастаться любая из ехавших со мной девушек. Только я был с немецким на «ВЫ», хотя по идее должен был знать этот язык лучше всех их вместе взятых. Но увы. 

— Слушайте, можете перевести мне, что значит эта фраза? — спросил я, произнеся несколько слов на ломанном немецком. Это были слова из песни, которую я почти не понимал. Сидевший неподалёку немецкий пассажир широко заулыбался, услышав моё корявое произношение. Но фразу мне так никто и не смог перевести. Наверно я что-то неправильно сказал. Зато, что значит «OK, Leute!» мне объяснила Марина. Оказывается это то же самое, что «ОК, Люди!». Чтож… Буду потихоньку учить немецкий. Куда теперь деваться? К тому же мне это только в радость.  

А за окном такая красотища! Густые леса, гибкие реки, огромные зеленые поля, и синее, синее небо. Вдруг я увидел вдали какую-то черную точку, висевшую над вершинами деревьев. Интересно, что это могло быть? Уж точно не самолёт какой-нибудь. Чем ближе мы к этому объекту подъезжали, тем более округлым он становился.  

— Смотрите! Это НЛО! — воскликнул я, подзывая девчонок к окну. Все дружно уставились на черный круг, висевший где-то далеко над деревьями. Вскоре объект скрылся из поля видимости, но я всё ещё смотрел в его сторону. А вдруг появится? И мои ожидания вскоре оправдались. Спустя пару минут из-за елей вынырнул огромный сине-белый воздушный шар с корзиной внизу!  

— Это и есть твой НЛО? — засмеялась Маринка. — Классный ты пацан, Ян!  

—Мда… Ошибочка вышла… — смущённо произнёс я. Но ничуть не пожалел о том что это не летающая тарелка. Такой красоты я ещё не видел. Словно картинка глянцевого журнала. Через какое-то время наша электричка въехала в пригородную зону. Ничего особенного, всё те же рельсы, вагоны, цистерны, дымящие трубы, прямо как в России, только более аккуратно всё. И ещё одна особенность — на протяжении всего пути встречались длиннющие заборы, испещренные, самой разнообразной живописью, именуемой в народе «граффити». Очень необычно и чем-то напоминает Берлинскую стену. Да уж, это вам не три буквы на заборе рисовать. 

— Опять эта Германия… — завопила Маринка. — Ненавижу этих немцев и их страну. 

Я не поверил своим ушам, и спросил зачем же тогда она сюда приехала? Она не дала внятного ответа, лишь посетовала на то, что Америка гораздо лучше. Не знаю, в штатах я не был, но Германию уже точно люблю. 

Поезд остановился и мы вышли из него с сумками наперевес, остановившись на мгновение на перроне.  

Классный вид! Вдалеке виднелся центр Франкфурта-на-Майне с его небоскрёбами и многочисленными банками. Я не удержался от возможности сфотографироваться на его фоне. Жаль, но часть плёнки я потом засветил и фотка не получилась… Но со мной ведь вечно что-то происходит, так что не стоит этому удивляться! 

Впереди нас ждала встреча с немцами, у которых мы собирались жить всё это время. Все уже были в курсе, кто к кому попадёт, но мало кто знал своих будущих соседей в лицо. Парень, который согласился взять меня — Михаэль Фрэнкель (Michael Fraenkel) — студент политологического факультета университета Гёте. Но что он конкретно из себя представляет, я пока не знал. Единственные ребята, которых я знал лично, это Ира Бабичева и Ирис Д''Орвилль, проводившие у нас в Иркутске презентацию проекта.  

Мы спустились в здание вокзала Hauptbahnhof, больше похожего на огромный ангар и услышали радостные крики стоящих неподалёку ребят. Они нас заметили и с распростёртыми объятиями, быстрыми шагами, направились в нашу сторону. Это были наши немцы. Я, честно признаться, не ожидал от них такого радушного приёма. Они, как будто давно готовились к нашему приезду и были просто счастливы тому, что мы наконец-то прибыли. После радостных объятий и довольно приятного знакомства, мы принялись делиться впечатлениями от поездки с нашими новыми немецкими друзьями. Хотя, первым делом, я всё же поговорил с Ирис. Она всё никак не могла меня вспомнить, да это и не мудрено, сколько нас таких было. 

Михаэль Фрэнкель (или, как я его потом называл, Майкл), оказался довольно невысоким, кучерявым пареньком в очках и кожаной куртке. Он явно не ожидал, что я окажусь таким высоким. Но больше всех меня удивил Джулиан (Julian Name) — такой эмоциональный и живой. Ему-то я и поведал о нашем с Катей приключении в кабине пилотов.  

После недолгой беседы, было решено отправиться по домам и отдыхать до завтрашнего утра. Нас быстро разобрали по немцам и мы разошлись в разные стороны.  

Мы с Майклом отправились в метро. О чём-то долго говорили, правда в основном он отвечал на мои вопросы, потому что мне всё было интересно, каждая мелочь, вплоть до рекламных проспектов, висевших повсюду. Мне всегда нравилось метро. Не знаю почему. Наверно потому, что у нас в Иркутске его никогда не было, и, скорее всего, уже не будет. Интересно то, что в каждом городе метро особенное, не похожее на другое. Взять хотя бы Москву. Более красивого и огромного метрополитена нигде больше нет, на всём белом свете. В Новосибирске метро компактное. Там всего несколько остановок, но в этом есть свой шарм. Немецкое же метро в корне отличается от русского. Здесь нет излишеств, всё просто, удобно и комфортно.  

Кстати, когда будете садиться в метро, не ждите, что двери распахнутся перед вами на остановке сами собой (как это принято у нас в России). Здесь, для того, чтобы забраться в вагон метро, нужно нажать кнопку, расположенную прямо на двери. Вы её сразу увидите, она светится то красными, то зелёными огоньками. То же самое нужно проделать, когда захочешь выйти. Такая же система в автобусах, трамваях и т.д. Билеты на проезд продаются не в кассах, а в специальных автоматах, похожих на игровые. Только мне, например, трудно было с первого раза разобраться куда и когда нажимать. Там всё по-немецки. Поэтому за меня это делал Майкл. Цены на проезд там дикие (по моим меркам), но, слава Богу, мне платить не пришлось. Майкл объяснил, что проезд будет оплачивать он, так как ему эти деньги потом вернут, надо лишь не потерять билеты, и потом просто предъявить их спонсору (которому отдельное спасибо).  

Пока мы ехали в метро (примерно 5 остановок от вокзала до станции Westend), мы с Майклом разговорились. Он оказался довольно непосредственным и приятным в общении человеком. Болтали обо всём подряд: о кино, искусстве, пристрастиях и увлечениях, об учёбе и прочей ерунде. Майкл — почти мой ровесник, может чуть постарше. Любит слушать Offspring и Metallica. Он совмещает учёбу в университете с работой в одной из фирм или организаций города. Мечтает в будущем стать учёным, заниматься наукой в области социологии, и, на сколько я понял, участие в подобных проектах ему даёт дополнительные шансы.  

Тогда я впервые понял, что мой английский совсем не так уж хорош, как я привык думать. Майкл владел им получше меня. Нужно было тренироваться...  

Выйдя из вагона, мы поднялись на эскалаторе и оказались на улице. Было ещё светло, однако чувствовалось приближение вечера. Наконец-то я смог хоть немного разглядеть Франкфуртские улицы и дома. Это оказался очень высокий, солидный и современный город, богатый историческими зданиями и церквями. Мы немного прошлись по улицам, которые для Майкла были родными. Я не переставал удивляться увиденному. Передо мной то и дело вырастали гигантские здания из стекла и бетона. Бывало посмотришь наверх и закружится голова.  

Вскоре небоскрёбы сменились малоэтажными жилыми домами, в одном из которых и жил Майкл. Мы прошлись по зелёным улицам Linden strasse и свернули на Kettenhofweg. Вот он — дом Майкла. Обычная четырехэтажка, правда довольно респектабельная. На входе в подъезд у них висят домофоны, где напротив каждого звонка написана фамилия владельца тех или иных апартаментов. Короче, не ошибёшься. На каждом этаже по две квартиры. Довольно удобно и свободно.  

Мы поднялись на второй этаж и Майкл пригласил меня войти в его жилище. Неплохо же они живут! Хотя, по их меркам, это, должно быть, довольно скромно, но по мне так вообще роскошно. Всё в зеркалах, в белых тонах, очень светло и уютно. Майкл показал мне где что находится, где туалет, где кухня.  

— Сегодня будешь спать здесь. — произнёс он и проводил в свою комнату. — Вот компьютер. Если тебе надо выйти в Internet, только скажи. А я эту ночь в маминой комнате перекантуюсь. Потом она приедет и мы что-нибудь придумаем.  

Майкл жил вдвоём с мамой, хотя в такой хате могло поместиться народу намного больше.  

Квартира вмещала в себя четыре или пять просторных комнат. Первая — приёмная. Здесь в основном завтракали, обедали или пили кофе. Вторая — комната Майкла. Здесь он занимался спортом, шарился в Интернете и спал. Третья — комната его мамы. Там я практически не бывал, но часто видел фрау Фрэнкель, гуляющую по живописно украшенному яркими цветами и клумбами балкону, на который, в свою очередь, выходили окна Мишиной берлоги. Слева была длиннющая кухня. Дальше туалет, отдельно ванная и, наконец, гостиная. Это была самая большая комната во всей квартире. Её оригинальным образом разделили на две части, в первой оставив всё для развлечений, а во второй всё для работы. Здесь же был второй балкон, больше похожий на террасу.  

— Ты сильно устал? — поинтересовался Майкл, в то время когда я пытался разгрести свои вещи.  

— Да так… есть немного. — отмахнулся я. — А что?  

— Нас уже ждут. Поехали. Если ты, конечно, ещё в состоянии… 

Само собой, я валился с ног от усталости. Но, дабы не ударить в грязь лицом перед иностранцем, согласился. На мой вопрос о том, куда мы собираемся, он ответил. — «Увидишь! Только возьми с собой тёплые вещи или куртку. Будет холодно.»  

— Обижаешь… — усмехнулся я. — Я же Сибиряк! Нам ваши летние немецкие морозы не по чём!  

— Ну как знаешь. Тогда вперёд!  

Майкл достал небольшой чёрный рюкзак, и немного порывшись на кухне, затолкал в него несколько бутылок пива. Мы выбежали на улицу, где уже практически стемнело, и сели в припаркованый у подъезда небольшой синий Ford.  

Наш автомобиль мчался по освещённому яркими неоновыми огнями ночному Франкфурту. Майкл что-то оживлённо рассказывал, но я особо не пытался вникнуть в суть дела, поскольку был увлечён другим. Какой же всё таки красивый этот город! И какой же я красавец, что сумел сюда попасть! Ведь в меня практически никто не верил. А я сумел. 

Путь занял у нас примерно минут двадцать. Майкл свернул с шоссе и поехал по просёлочной дороге куда-то в глубь леса. Потом остановился у высокого железного забора и сказал: «Приехали!»  

Я сначала немного растерялся. Вокруг ни души, только лес, забор, кованая калитка и ночь. Куда он меня завёз?  

Майкл достал свой рюкзачок и повёл меня в глубь леса, оставив машину на обочине. В мою голову стали лезть странные мысли… Вдруг это какой-то психопат-убийца, маньяк или голубой? Так я не по этой части, и живым он меня не возьмёт. Я молча следовал за Майклом, отгоняя от себя глупые мысли. В конце концов я здоровый парень и смогу за себя постоять. Тогда я решил разрядить обстановку и принялся рассказывать какие-то страшилки про инопланетян и о прочей нечисти. Минут пять мы брели по лесу, весело смеясь и споря о происхождении жизни на земле. Уж о чём о чём, а об этом я мог болтать бесконечно, даже на неродном языке.  

Вскоре деревья расступились, и мы оказались на берегу какого-то водоёма. Повсюду росли камыши и прочие болотные растения.  

— Нам сюда! — оживлённо проговорил Майкл, уводя меня в сторону воды.  

— А где это мы? — поинтересовался я, пробираясь в след за ним по жуткой грязи.  

— Это наше местное озеро. Оно не настоящее. Его сделали специально для парка. Мы частенько отдыхаем здесь с друзьями.  

Местечко оказалось прилюбопытным. Майкл отлично ориентировался в этой местности, и вскоре вывел меня на берег. Здесь уже во всю тусовался народ. Горел яркий костёр, собирая вокруг себя молодёжь. Их было человек десять — двенадцать, и все весело запевали под звуки гитары какую-то песню. Мы прошли к ним. Майкл что-то пролепетал по-немецки и на меня наконец обратили внимание. «Русишен! Москва! Водка!» — засмеялись немцы, узнав, что я из России. «Боже… Как банально…» — подумал я, улыбаясь в ответ. — «Поумнее-то ничего в голову не пришло?» Немцы угостили нас тут же поджаренными на барбекю сосисками, и мы с Майклом, откупорив по бутылочке прохладного пивка, уселись возле костра. Только тогда я почувствовал себя комфортно.  

Немец, игравший на гитаре, сменил свой национальный репертуар на более известные для меня вещи. Запел «Yesterday». Но я и не думал подпевать. Моё внимание было привлечено другим. Я огляделся по сторонам и впервые осознал как здесь чертовски красиво. Дивное озеро, округлой формы, в центре которого мы сидели, искры огня, запах дыма, и бездонное чёрное небо, удивляющее своей глубиной. По небосводу с дикой скоростью то и дело перемещались яркие белые точки, похожие на звёзды. Сначала в одну сторону, через секунду в другую, а потом во все стороны сразу. Красота... Я, конечно, понимал, что это были огни самолётов, но не шума турбин ни реактивных двигателей я не слышал. Всё было тихо, за исключением, пожалуй, поющих и смеющихся немцев. И это завораживало. Я нисколько не пожалел о том, что пришёл сюда. 

Мы пили пиво, жевали сосиски, грызли солёные фисташки и бросали скорлупки в огонь. Пару раз пришлось сбегать в туалет. Оказалось, что немецкие студенты, как и русские, не гнушаются отсутствием специальных кабинок и ходят куда придётся. На мой вопрос «где здесь туалет?» они ответили, что он здесь повсюду. Это меня сильно удивило. Наслушавшись рассказов М. Задорнова, я искренне полагал, что немцы на такое не способны. Но не тут-то было. Они, как все нормальные люди, то и дело бегали в кусты, отчего я почувствовал себя как дома.  

Сначала я не понял, что стало холодать, но вскоре подзамёрз и пожалел, что не послушал Майкла. К тому же, дико тянуло в сон. Так вот упал бы, и уснул до утра. Наверно сказывались оклиматизация и усталость. От того становилось всё холоднее. «Тоже мне, Сибиряк…» — подумал я и сказал Майклу , что хочу домой. Мы попрощались с молодёжью и направились по лесной тропинке к машине.  

Майкл разбудил меня, когда мы подъехали к дому. Я даже не понял, что уснул. Мы быстро поднялись к нему, и я мигом вырубился, только почувствовав под собой мягкую перину.  

Однако сон мой был недолгим. Сказалось большое количество выпитого пива. Поначалу я даже не врубился, где нахожусь. Долго вспоминал где я… Потом вспомнил, но легче от того не стало.  

В комнате было темно, как в гробу. Я попытался восстановить в памяти, где расположен выключатель, но на предполагаемом месте его не оказалось. «Главное не паниковать!» — успокаивал себя я. — «Сейчас найду где включается свет и смогу определить где дверь.» Перспектива в первую же ночь описаться в комнате Майкла меня не привлекала, но терпеть уже не было возможности. Я кое-как нашарил в углу, возле компьютера, настольную лампу, и попытался её включить. Но не тут-то было. Не смог найти заветную кнопку на этой замысловатой конструкции.  

Чертыхаясь и проклиная выпитое пиво, я наугад побрёл в сторону, где, по моему мнению, должна была находиться дверь. Шёл-шёл, пока со всей дури не долбанулся о что-то тяжёлое и твёрдое. Чуть ногу не сломал… Это оказалась гантель, валявшаяся на полу. От такого грохота мог проснуться весь дом, но к счастью Майкл ничего не услышал.  

Я принялся неистово шарить по стене руками, в надежде найти что-нибудь напоминающее выключатель или ручку двери. Минуты три я так ползал, пока случайно что-то не задел. Включился свет. Я на мгновение ослеп, но не теряя времени, отварил находившуюся у меня под носом дверь, и со скоростью света помчался в туалет… (в который раз извиняюсь за столь интимные подробности, но из песни, как говорится, слов не выкинешь). 

Утром 23 июля 2000 года, Майкл разбудил меня пораньше, и мы пошли завтракать. Выпили кофе с молоком, съели по паре тостов с ветчиной и стали потихоньку собираться. Утро выдалось очень светлым и по-летнему солнечным. За окном всё зеленело и цвело, а голова с похмелья совсем не болела. В общем-то мы и выпили вчера не так уж много. Настроение было замечательным. Майкл узнал, что я люблю кока-колу и выделил мне из своих запасников двухлитровую бутылку. Себе взял минералку. Всё это мы скинули в его рюкзачок, сложив сверху полотенца и купальные принадлежности. Сегодняшний день должен был начаться с водных процедур.  

Когда мы стали обуваться, я обнаружил что мои любимые новые туфли, которые я купил специально для поездки в Германию, по уши в грязи. Это и не удивительно, после вчерашней-то прогулки. Пришлось их отмывать. Майкл, тем временем, с кем-то трепался по мобильнику. Наверно, обсуждал план действий на сегодня.  

Мы пешком дошли до Университета Гёте, где нас уже ждали остальные. Среди них были: наши девчонки из Новосиба, Лена Никола, а так же Ира Бабичева, Ирис Д''Орвиль, Михаэла Хиннер (Michaela Hinner) и Кремена Тинева (Kremena Tineva). Все вместе мы направились на ближайшую трамвайную остановку.  

Если вы думаете, что немецкие трамваи хоть чем-то напоминают наши ржавые «лоховозы», то ошибаетесь! Они скорее похожи на метро или поезда, такие удобные и быстрые. Очень скоро мы добрались до нужной остановки, откуда пешком дотопали до пункта назначения. В процессе пути я рассматривал красивые фахверковые дома, выраставшие у нас на дороге. Во дворе каждого из них росли аккуратные, ухоженные кустарники и клумбы. Внезапно появилось такое ощущение, будто попал в сказку братьев Гримм. Однако, вскоре, на некоторых стенах снова засияли разноцветные плоды воображения местных граффитчиков — признаки европейской городской цивилизации.  

Спустя какое-то время мы подошли к невысоким деревянным постройкам с кассой на входе. За нас заплатили и мы попали внутрь, где всё оказалось таким зелёным и залитым солнечным светом. Где-то в бассейне весело плескались дети, ныряя в воду с гладких пластиковых горок, выкрашенных в синий цвет. Теперь я понял о каких водных процедурах шла речь. Там оказалось несколько водоёмов. Два больших — для взрослых и один поменьше для ребятишек. Немного в стороне стояла большая каменная фигура, изображавшая не то яйцо, не то мяч. Её с разных сторон поливали брызги искрящихся на солнце фонтанчиков. Но всё это было очень красиво и оригинально.  

Мы расположились в непосредственной близости от бассейна, расстелив полотенца, и достав плавки и купальники. В кабинках переоделись и разлеглись под палящим солнцем. Как хорошо.... Так приятно валяться и ничего не делать... Просто получать удовольствие от жизни. И пусть это не море, а всего лишь пара бассейнов в центре города, зато подальше от Иркутска. А это как раз то, что мне было нужно.  

Мы болтали обо всём подряд, подставляя бока солнечным лучам. Девчонки выглядели довольно неплохо в обтягивающих купальниках. Я не мог этого не заметить... А у Маринки такие формы! Вау... Мы с Майклом дружно решили, что пришло время охладиться. Правда, к тому моменту я плавать ещё не научился, но, не смотря на это, пошёл окунаться вслед за своим немецким другом.  

Вода ещё не прогрелась и была довольно холодная, поэтому всё желание купаться как ветром сдуло. А Майкла это не испугало. Он плавал из стороны в сторону, как ни в чём не бывало. «Ну и ладно!» - подумал я. - «Всё равно плавать не умею. Чего позориться-то?». Вернулся к девчонкам и открыл кока-колу. После всех этих путешествий и походов у меня разболелась нога. Я её жутко натёр своими новыми туфлями. Шутка ли, столько прошагать? Я сто раз пожалел, что не взял с собой какие-нибудь кроссовки. Однако своё недомогание мне пришлось скрывать... От всех, кроме Майкла.  

Когда девчонки уходили купаться, я пытался научить Майкла хоть паре слов по-русски. Но тщетно. Он не поддавался. Тогда я рассказал ему анекдот, с трудом вспоминая некоторые слова по-английски. Он звучал так: «Встречаются как-то жираф и бегемот. Жираф спрашивает - Бегемотик, бегемотик... Тот - Чё?... Жираф - А почему у тебя шея такая короткая?... Бегемот - А чё?... Жираф - Ну вот смотри! Когда я пиво пью, такой кайф ловлю! Когда по моей длинной шее прокатываются глотки живительной влаги. Это так приятно!... Бегемот - Да? А блевать?»  

Майкл анекдота не понял, хотя перевёл я его вполне сносно. Может потом до него дошло, как до жирафа?  

После этого, мы обратили внимание, что все наши девчонки давно уже катаются с горок в детском бассейне, потеснив немецких ребятишек. Мы решили присоединиться к ним... Это было весело! Я даже на время забыл про боль в ноге. Накупавшись и изрядно подсгорев, мы покинули это место, оставив себе на память кучу красивых и красочных фоток.  

Дальше в наши планы входило первое собрание группы. От этого никуда нельзя было деться, т.к. только благодаря проекту, мы смогли посетить Германию, и нужно было за это расплачиваться ежедневными конференциями и обсуждениями различных политических, экономических и прочих тем. А так хотелось побродить по франкфуртским улицам, посетить музеи и выставки, пошляться по магазинам в конце концов! Но наши и без того недолгие дни пребывания в Германии были расписаны по минутам...  

Собрание обычно проходило в одной из аудиторий Университета Гёте, и этот раз не был исключением. Мы сдвинули столы в форме буквы «О» и сидели в ожидании всех опоздавших. Танюша с Маринкой, тем временем жевали только что купленный в турецкой лавке, Буритос (шаурму по-нашему), завёрнутый в горячую, блестящую фольгу. Вскоре все собрались и мы начали знакомство. Каждый по кругу называл своё имя, возраст, откуда он приехал и чем занимается. Народу было много, поэтому, когда очередь дошла до меня, я уже знал какими словами буду представляться. Я сказал так: « Hello! My name is Jan Fichter. I am 20 years old... already! (на этом слове зал взорвался дружным смехом, что и было моей целью на данный момент...) I live in Irkutsk-city, near the Baykal lake. And i study law in the Institute of Economy of the Irkutsk State Technical University.» Приветствие было коротким, но ёмким, и оно многим понравилось.  

Среди моих новых знакомых оказались: студенты из Москвы - Ольга Романова, Дмитрий Лаврентьев и Анастасия Летина; из Санкт-Петербурга - Елена Парсина и Наталья Пожарская; из Ярославля - Рада Гусева (у неё случились какие-то проблемы с переездом через границу, поэтому она была не в духе); а также студенты из Франкфурта (помимо тех, что я уже называл) - Штефани Беккер (Stephanie Becker), Надин Кшонка (Nadine Csonka), Мухаммед Эль Гарроучи (M`hammed El Garrouchi), Джулиан Наме (Julian Name), Кремена Тинева (Kremena Tineva), Джулия Вюртц (Julia Wuertz), Йоханнес Фольк (Johannes Volk), Бабетт Гончарофф (Babett Goncharoff) и Мириам Арагиян (Miriam Araghian). Мы весело обсудили планы на ближайший месяц и, в основном, на сегодняшний вечер, который обещал быть грандиозным! Но всё по порядку...  

Наше знакомство, прибытие в Германию и успешное начало проекта, было решено отметить в одном из ресторанчиков под открытым небом. Куда мы и отправились ближе к вечеру. Нас было довольно много, но все мы без труда разместились за огромным национальным немецким столом с лавками по бокам. Всюду сновали разодетые в баварские костюмы официантки и разносили меню. Вот он праздник души и тела! За всё, кроме выпивки платили немцы... Сейчас-то я назаказываю чего-нибудь этакого из национальной кухни...  

За помощью в выборе блюда я обратился к сидевшей напротив меня Оле Романовой - очень симпатичной и интересной в общении девушке. Она отлично говорила по-немецки и с радостью мне помогла. В меню было много всего вкусного и изощрённого, но я решил особо не наглеть и заказал «Bratwurstchen mit Sauerkraut und Brot» (что в переводе значит - сосиски с кислой капустой и хлебом). То, что это чисто немецкое блюдо, меня немного удивило, так как я ел это дома довольно часто... Кроме всего прочего я заказал кружку отличного холодного пива «Warsteiner Pils». Такого напитка и сейчас не встретишь на прилавках наших российских магазинов, а уж в 2000-м году тем более...  

Оля выбрала какой-то странный салат, в состав которого входили как овощи, так и ягоды... Она оживлённо рассказывала о том, как они добирались на автобусе из Москвы до Берлина, как там ночевали, а потом ехали до Франкфурта. Мне тоже было что поведать, и я рассказал о приключениях в самолёте.  

Сидевшая справа Бабетт, с любопытством расспрашивала меня о России. Её муж был русским, поэтому она довольно неплохо говорила на моём родном языке. Я же, в свою очередь, признался, что в моих жилах течёт немецкая кровь.  

Йоханнес, который пил пиво неподалёку от нас, узнал, что мне нравится Скутер, и, закивав головой, произнёс: «Скутер! Техно! Зер Гут!» Это услышал Мухаммед и поддержал словами: «Faster Harder Scooter!!!» Потом он меня часто так называл. Однако, оказалось, что во Франкфурте — в столице немецкого и мирового техно, совсем не слушают Скутера... Это показалось мне довольно странным.  

Оля продолжала рассказывать мне интересные истории, а когда речь зашла о Диме Лаврентьеве — её друге, поведала такое:  

— Пару минут назад он подошёл ко мне и знаешь что сказал? Говорит мне, иди домой! Ты плохо выглядишь...  

— Он чё, дурак? - удивился я такому нахальству. — Ты замечательно выглядишь.  

— Да нет. — Засмеялась Оля. — Ты не понял. Он просто беспокоится за меня. У меня кое-какие проблемы со здоровьем.  

Оля действительно выглядела слегка бледной, однако это её нисколько не портило. Мы отлично проводили время все вместе, пили пиво, пели песни (в том числе русские народные). За всем этим со стороны с любопытством наблюдали сидевшие за другими столиками пожилые немцы. На мой призыв спеть «На поле танки грохотали...» никто не откликнулся. Посчитали это некорректным по отношению к немцам. Меня это рассмешило...  

Вскоре все стали расходиться по домам, и мы с Майклом последовали их примеру. На улице уже совсем стемнело и первый день моего пребывания во Франкфурте-на-Майне подходил к концу. Я был доволен как ребёнок. Всё, о чём мечтал, осуществлялось у меня на глазах.  

Дома нас уже ждала вернувшаяся из недолгой поездки фрау Фрэнкель — мама Майкла. Кстати, сына она называла практически по-русски и для немцев довольно необычно и забавно — Мишей. То же самое я заметил за Джулианом и Мухаммедом. Женщиной она оказалась очень дружелюбной и приветливой. Мне было приятно с ней познакомиться. По утрам мы частенько беседовали с фрау Фрэнкель о различных интересующих нас обоих вещах, вроде политики. Правда спать нам с Майклом теперь приходилось в одной комнате. Он — на кровати, я же — на полу. Несмотря на это, дискомфорта я не почувствовал. Единственное, что меня беспокоило это моя больная нога. Майкл обещал сводить меня к одному из русскоговорящих врачей. Договорились на 25-е число. 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Просмотров 12488 просмотров Лайков +1 лайков  
Комментарии Сайта (4)
Комментарии Вконтакте